История села Козинка

 

     В документах государственного архива древних актов за 1678 г. содержатся сведения о «воеводских выписях» 1663, 1665, 1667 и 1668 годов на деревню Вербовая. Дату, которой помечена первая из выписей — 1663 г. — есть основание считать годом возникновения деревни Вербовая.

     Заметный след в истории села Козинка оставили скифы, о чем свидетельствуют скифские стрелы, найденные на левобережной части села. На самом высоком месте села Заречье-Второе (Земной Рай) расположен скифский некрополь, исследовать  который невозможно в силу того, что в настоящее время по центру основного кургана проходит российско-украинская государственная граница. В России расположена лишь северная часть захоронений. Это село издавна  не зря называют Земным Раем. В XVII веке здесь, под защитой реки находились земляные наделы первых служилых людей крепости Хотмыжск. Именно здесь, на правом берегу Ворсклы, за лесом, переселенцы из сел Глотово и Козинка основали в 1924 году хутор с таким красивым названием. Место было выбрано не случайно: богатые черноземы, огромный, цветущий весной и летом луг, река, лес, холмы, защищавшие поселения с севера, многообразие целебных трав – все это дало хутору название Земной Рай. Хутор Понуры расположен за южной окраиной села Козинка. Точно установить дату его основания довольно трудно. Исследования могильных плит и надписей на сохранившихся крестах на кладбище хутора, проведённые в начале 90-х г.г. ХХ века, показали, что самое старое захоронение было произведено в 1860-е г.г. 

     Почти три десятилетия население деревни Вербовой пополнялось служилыми людьми крепости Хотмыжск, которые получали здесь земельные наделы за свою службу на Белгородской черте. В том же столичном архиве хранится выпись 1677 г., данная хотмыжским воеводой Федором Реновым детям боярским Аксену Пирогову и Титу Прокопову «на поместные земли, сенные покосы и всякие угодья». С 1691 года новый митрополит Белгородский и Обоянский Амвросий скупал у жителей д. Вербовой поместные земли.
     В архивных документах содержатся сведения о продаже митрополиту своих поместных наделов «сыновьями боярскими Никифором Витохтовым, Максимом Недрогаловым, Иваном Сахонцевым», солдатами Яковом Курбатовым, Романом Михалчиковым, Яковом Огаревым, Алексеем и Михаилом Семиными, Иваном и Митрофаном Фарафоновыми, Алексеем, Григорием и Дмитрием Чуриловыми, Федором Шмаковкиным «съ товарищи». И когда в 1692 году хотмыжский воевода Аким Синявин распорядился составить списки служилых людей уезда, в деревне Вербовой их оказалось уже только пятеро: дети боярские Филипп Гулякин, Филипп Пирогов да Семен Щетинин, рейтар Влас Халецкой и солдат Федор Рыжков. Вскоре и вся Вербовая стала вотчиной митрополита (уже нового — Иллариона).

     В документах XVII века деревня именуется только Вербовой. Новое имя селение получило в начале века XVIII — в связи с заселением её черкасами. Однако старое название ушло из языка не сразу — в большинстве документов XVIII века сохранялось двоякое название: «Козинка, Вербовка тож». Митрополиты белгородские «володели» Козинкой более семи десятилетий. В 1764 году указом Екатерины II монастырские крестьяне были изъяты из ведения церкви и стали «экономическими» крестьянами (они не несли барщины, платили в казну подушный денежный оброк). В 1780 году в слободе Козинке числилось «349 мужских душ экономических» крестьян (а всех жителей насчитывалось около 700 человек). В «Экономических примечаниях к Генеральному межеванию» (1780-е гг.) (копия хранится в Государственной исторической библиотеке) Козинка охарактеризована следующим образом: «... стоит на низком месте на левом берегу Ворсклы. Церковь деревянная Иоанна Богослова. На Ворскле 5 мельниц, каждая о четырех поставах, двух толчеях и одной сукновальне. Земля черноземная, а частью песчаная. Хлеб и сенные покосы хороши. В достатке строевой и дровяной лес — дубовый, осиновый, ильмовый, ольховый и березовый». Почти три десятилетия население деревни Вербовой пополнялось служилыми людьми крепости Хотмыжск, которые получали здесь земельные наделы за свою службу на Белгородской черте. В том же столичном архиве хранится выпись 1677 г., данная хотмыжским воеводой Федором Реновым детям боярским Аксену Пирогову и Титу Прокопову «на поместные земли, сенные покосы и всякие угодья».

     Ко времени отмены крепостного права в Козинке насчитывалось 227 дворов (1419 душ), а в ближних хуторах:
- Накорешник (Корешняк, Зимовской, принадлежал Марии Клевенской) — 6 дворов, 32 души,
- Обратениц (Дмитриевский) принадлежал Дмитрию Климову (31 двор, 368 душ),
- Орлов и Хлопов (принадлежали Владимиру Хлопову) — в каждом лишь по одному двору. 

     В 1880 году в Козинке появилась трехклассная земская школа. Собственного здания она не имела, размещалась в наемной крестьянской избе в конце села. Изба стояла на низком месте, и в половодье ее заливало водой на полмесяца — месяц. Занятия в таких случаях прекращались. Обучалось в школе тридцать ребятишек, среди них всего три девочки. Занятия вел один учитель в одной комнате — холодной и сырой. В соседней жили хозяева, раздевалкой служили холодные сенцы. Собственное здание для школы сельское общество смогло построить только в 1897 году. К сожалению, ни здание школы, ни церкви не сохранилось. В 1896 году был заложен фундамент новой церкви Иоанна Богослова в центре разросшегося села. Строительство закончено в 1907 году.  Объёмная композиция церкви Святого апостола Иоанна Богослова в честь восшествия на престол и бракосочетания императора Николая II состоит из колокольни, трапезной и апсиды (выступающая полукруглая часть, в которой расположен алтарь). Углы всех помещений украшены прямоугольными пилястрами и так называемыми «кокошниками». Четыре небольшие башенки по углам главного четверика декорированы арочными нишами и увенчаны шатрами с небольшими главками. Необычным и редко встречающимся является двух типов куполов—шатрового и «луковичного» или шлемовидного. Высота колокольни церкви 82 метра, высота шатрового купола 54 метра. Строительство церкви завершилось в 1907 году. Летом того же года состоялось торжественное освящение и открытие храма. В 30-е годы, когда шло массовое уничтожение храмов, жителям села Козинка удалось отстоять свою церковь, хотя службы в нём не проводились с 1928 по 1941 годы. В эти годы храм использовали как зернохранилище. В годы войны храм не получил ни единого повреждения.

     Из материалов Всероссийской крестьянской переписи 1884 года (материалы были изданы в Курске в 1885 г.): в Козинке — 368 дворов, 2151 муж. и жен. пола. Восемнадцать козинских дворов не имели земельных наделов. 39 — обрабатывали землю наемным трудом, 46 — сдавали землю в аренду. 96 хозяйств безлошадных (41 хозяйство не имело не только лошади, но и коровы). По 1 лошади было в 107 дворах. Всего у козинцев — 660 рабочих лошадей, 434 коровы, 509 свиней и 1021 овца. 86 козинцев занимались местными промыслами, а 281 — отхожими. В селении — 20 «промышленных заведений», 12 ветряных мельниц, 2 торговые лавки и один кабак.

     До начала 20 века на территории села располагались земли купцов г. Грайворона - Дмитренко И.Н., Болдырева К.Л. и его сына Болдырева П.К., Сурина Л.И. , Харченко И.Н. До настоящего времени в с.Заречье-Первое сохранился сад Капитона Болдырева, который жители села по-прежнему называют Капитоновским. 

     С осени 1905 года «крестьянские волнения» в Грайворонском уезде приняли массовый характер. В Грайворон прибыли казаки, губернатор направил местному исправнику распоряжение: «Закрыть все лавки и питейные заведения в Грайвороне, слободах Подоле, Замостье и Козинке с 12 по 20 декабря на время пребывания новобранцев. О времени закрытия каждого донести телеграфом» (Государственный архив Курской обл. Фонд 1, опись 5, единица хран.13).

     Еще больший размах крестьянское движение в уезде приобрело в следующем 1906 году. Предводитель уездного дворянства сообщал губернатору: «В Борисовке анархия, обезоружена полиция. Без решительных мер погибнет уезд». В июле в Борисовке произошли вооруженные выступления, в уезде поднялись тысячи крестьян, в т.ч. и из Козинки. Вскоре в уезд прибыли воинские силы с артиллерией под командованием генерала Литвинова. Стихийные выступления были подавлены, последовали аресты. В 1910 году в Козинке проживало 3150 человек. Рост капитализма в стране втягивал крестьян в рыночные отношения, росло ремесленное производство.

Карта 1911 г

     В 1913 году в Козинке числился: 41 ремесленник, 18 плотников, 10 сапожников, 6 кузнецов (каждый со своей, пусть маленькой кузницей), 4 бондаря и 3 столяра. Больше всех зарабатывали столяры — по 150 рублей, сапожники — по 85, кузнецы — по 80, плотники — по 60 рублей.

     В 1914 году из Козинки «на заработки», «на отхожие промыслы» отправилось 220 мужиков (каждый четвертый трудоспособный козинец) — по хорошо известным маршрутам: в Харьков, Ростов, Таганрог, в Донбасс и в экономии Харьковского и Богодуховского уездов. Но основными занятием по-прежнему оставалось сельское хозяйство. В начале XX в Козинке  были имения нескольких помещиков: Болдырева Петра Капитоновича (хутор 1 Заречье), Харченко (владелец Лукашевского крахмального завода и земель в Козинке, в районе так называемого "Шляха" около границы), Сурин (владелец кирпичного завода и земель, прилегающих к нему в районе села Глотово и Козинки). Они нанимали жителей села на работу и в свои имения.

     Как рассказывали старожилы села Черкай Марфа Михайловна и Костенко Анна Алексеевна, охотнее всего шли на работу к Болдыреву П.К. за день работы  при условии выполнения нормы на прополке свеклы, он платил 50 копеек (другие 35-45 копеек). Это была высокая плата. За два дня работы зарабатывали 1 рубль. За него можно было купить 3 аршина ткани (2 метра 15 см.) - отрез на платье. Такую же сумму получала девочка в няньках за целый месяц работы.  К тому же, Болдырев каждую субботу раздавал постоянно работающим у него людям подарки: платки, отрезы ткани, сладости.

     Основная масса крестьян имела земли не очень много и часто на двух полях, как говорили, в двух руках, по 5 саженей, а также небольшой огород. Вопросы распределения земли решались на так называемом обществе. Председателем общества был Шматко Федор Лукьянович. Находилось общество недалеко от нашей школы, около озера, там жил и председатель общества. Обычно в воскресенье, когда все шли из церкви, мужчины заходили к Шматко и решали те или иные вопросы.

     Вскоре после Февральской буржуазно-демократической революции — 6 марта 1917 г. в Грайвороне был образован уездный Исполнительный комитет из представителей местных хозяев и чиновников, вместо полиции создана милиция (см.: Борьба за Советскую власть на Белгородчине, март 1917-1919 г. Белгород, 1967).

     В августе 1917 года Грайворонский волостной земельный комитет взял в общественное пользование все церковные земли для сдачи их в аренду. (Тот же источник). Власть Советов установили в Грайвороне 24 ноября (7 декабря по новому стилю) 1917 года, причем большинство в революционном комитете составляли эсеры. 

     24 ноября 1917 года (7 декабря по н.с.) считается датой установления советской власти и в селе Козинка. Крестьяне, собравшиеся на сход, постановили: все помещичьи земли и леса, а также усадьбы и инвентарь взять в ведение волостного земельного комитета, подчинить общественному контролю мельницы, маслобойки, крупорушки. Но не успела в уезде и селе укрепиться советская власть, как угроза появилась со стороны немецко–гайдамацких войск, захвативших Украину. В марте 1918 года они захватили Грайворонский уезд и присоединили его к Харьковской области. В уезде был установлен оккупационный режим. Населению было приказано вернуть все конфискованное у помещиков. Но народ не смирился с властью оккупантов. В Грайвороне и близлежащих селах - Глотово, Гора-Подоле, Козинке действовал партизанский отряд Лаврентия Краснокутского. Партизаны совершили ночной налет на земскую управу и захватили там два пулемёта и много винтовок. Оружие спрятали у себя козинские партизаны Феоктист Фоменко и Афанасий Волков . Оккупанты грабили уезд до осени 1918 года. После Ноябрьской революции 1918 г. в Германии немецкие войска оставили территорию уезда. 

     1 января 1919 года части Второй Украинской советской дивизии освободили Грайворон и прилегающие села, Будыльский Н.Г. в том числе и Козинку. 4 января 1919 г. всю власть в уезде взял Грайворонский военно-революционный комитет. Несмотря на восстановление советской власти, обстановка в Грайвороне, Козинке и других селах была беспокойной. 15 марта 1919 года Грайворонский уисполком принял постановление, в котором обязал все волости и сельские исполкомы немедленно приступить к организации в селах, деревнях и хуторах комитетов бедноты. Такой комитет возникает и в селе Козинка. В этом же году по инициативе коммуниста Сергея Евдокимовича Шматко была создана коммуна имени Ленина - одна из первых в уезде. Её возглавил Будыльский Николай Герасимович.

     В первой половине августа 1919 г. территорию уезда заняли войска генерала Деникина, а в начале декабря их вытеснила 46-я стрелковая дивизия 14-й Красной армии. В 1920 году в селах уезда свирепствовали тиф, бандиты и дезертиры, продразверстка. Небывалого размаха достигли самогоноварение и пьянство.

     В 1924 году в селе Козинка — 548 дворов, 2934 жителя, на хуторах:
- Корешник — 6 дворов, 43 жителя,
- Поныри — 25 дворов, 149 жителей,
- Подольский — 4 двора, 29 жителей.

     Одним из первых кооперативов в Козинке стало товарищество «Пахарь» (зарегистрировано 6 июня 1924 г.). Позже возникли машинное товарищество «Новая деревня» (зарегистрировано 12 мая 1926 г.), «Свеклосев» и «Красный свекловод» (зарегистрирован 23 июля 1926г.). Кооперативы были небольшими — в «Новой деревне», например, числилось 13 дворов (89 душ). «Свеклосев» создавали для развития свеклосеяния на землях крестьян по договорам с сахарным заводом. В козинском «Свеклосеве» в 1926 году объединилось 45 хозяйств. Самыми массовыми кооперативами были потребительские, призванные снабжать селян различными товарами и продуктами, открывавшие столовые, прачечные. Козинское потребительское товарищество насчитывало в 1928 году 346 членов.

     В 1928 г. население Козинки составило 3946 человек. С 1928 года Козинка — в составе Грайворонского района Белгородского округа Центрально-Черноземной области (ЦЧО). В 1928 году в селе началось строительство нового здания начальной школы. В старых зданиях мест для обучения не хватало, т.к. согласно Положению о единой трудовой школе РСФСР, утверждённом 30 сентября 1918 года, образование стало обязательным и бесплатным — количество учеников увеличилось. Строительным материалом для этой школы послужили деревянные конструкции старой церкви. В 1931 году начальная школа была преобразована в 7-летнюю, официальное название которой стало таким — школа колхозной молодёжи.  Первый выпуск из семилетки состоялся в 1934 году. 17 козинских юношей и девушек получили 7-летнее образование. Большинство из них продолжили образование и стали учителями, кадровыми военными, преподавателями вузов. В числе первых выпускников семилетки была одна из старейших учителей школы Шевченко Мария Тихоновна. В 30-е г.г. начали функционировать начальные школы на хуторах Понуры и Земной Рай. Учителями Земнорайской школы в разные годы работали Голубова, Шевченко Мария Тихоновна, Василенко Екатерина Ивановна. На хуторе Понуры долгие годы работала учитель начальных классов Золотарь Татьяна Митрофановна.

     19 ноября 1929 года в Козинке создается товарищество по совместной обработке земли (ТСОЗ) «12-я годовщина Октябрьской революции». 22 февраля 1930 г. этот ТСОЗ перешел на устав сельхозартели и стал называться «Красная заря». О «темпах коллективизации» в Козинке в 1931 году дают представление такие цифры: на 25 апреля 1931 г. было «коллективизировано 50% всех хозяйств», на 30 мая — 53%, на 30 июня — 55 %, на 10 августа — уже 66%. (из газеты «За коллективизацию» от 18 августа 1931 г.). Еще одна — более подробная — цитата из той же газеты от 15 февраля 1933 г.: «Выездная сессия народного суда в селе Козинка 9 февраля разбирала уголовное дело бывшего члена правления колхоза «Красная Заря» Краснокутского. Судом установлено: Краснокутский имел до революции кулацкое хозяйство, три дома, три пары волов, двух батраков. В 1930 году Краснокутский пролез в колхоз в члены правления, где был организатором труда. Свою работу Краснокутский направлял на развал колхоза, давал нереальные наряды, когда надо было на строительство 5—6 подвод, он давал наряды на две подводы, когда было не нужно, он давал наряд на 36 подвод, бригадиры срывали людей и лошадей с зяби, свеклы, а подводы возвращались за ненадобностью... За эту вредительскую работу Краснокутский приговорен пролетарским судом на пять лет лишения свободы». 

      Многие «крепкие хозяева» не решились сразу вступать в колхозы и поплатились за это своими хозяйствами, а часто и своими жизнями. Один из них — Краснокутский Фёдор Лукьянович. Он имел в своём хозяйстве молотилку, крупорушку и другие приспособления. Односельчане обращались к нему за помощью—он никогда не отказывал, за свою работу брал совсем никому не отказывал в помощи и за работу брал немного.  Например, за обработку 1 ведра гречихи, проса и т.п., брал 1 гарнц крупы (1 гарнц = 1 кг). Он и его сын Филипп Фёдорович были признаны кулаками и сосланы в Магадан, где и погиб Фёдор Лукьянович. Сын Филипп сумел выжить. Дома подрастал сын Василий. Он вступит впоследствии в колхоз и 1973 году будет награждён за добросовестный труд орденом «Знак почёта».

     В 1930-е годы, когда с самых высоких трибун страны, в печати и по радио ежедневно говорилось о «патриотическом стахановском движении», на свекловичных полях прославилась колхозница из Козинки Пелагея Кириченко. Она сумела вырастить и собрать по 502 центнера сахарной свеклы с каждого гектара. Постановлением ЦИК СССР 10 ноября 1935 г. П.Кириченко одновременно со знаменитыми Марией Демченко и Натальей Дадыкиной была награждена орденом Ленина. В 1939 году козинский колхоз имени Калинина стал участником открывшейся в Москве Всесоюзной сельскохозяйственной выставки.

     Постепенно колхоз «Красная заря» объединил почти всех жителей села Козинка. В 1933 году он был разделен на 3 колхоза:
- «Красная заря» - председатель Шульга Иван Самойлович,
- «Парижская коммуна» - председатель Капуста Тимофей Александрович, (такое название своему хозяйству колхозники выбрали потому, что оно было образовано 18 марта — в день празднования очередной годовщины Парижской коммуны),
- колхоз имени Калинина во главе с первой комсомолкой села Зимовец Ульяной Васильевной.

     В 1939 году колхоз имени Калинина под руководством другого председателя - Леоновой Пелагеи Герасимовны был участником открывшейся в Москве Всесоюзной сельскохозяйственной выставки.

     К началу войны на территории села Козинка проживало более 4000 человек. Весть о войне, как и для всех людей нашей страны, была ошеломляющей. Первыми о войне узнали активисты колхозы. Председатель сельского Совета Сероклин Пантелей Пименович сообщил о войне председателю  колхоза Капусте Тимофею Александровичу.  Активисты колхоза и села рано утром собрались в доме у Будыльских, так как у них был радиоприёмник с наушниками, и здесь они слушали все сообщения из Москвы. Другим источником информации о начале войны были женщины, возвратившиеся с рынка раньше обычного, так как по радио на площади они услышали эту страшную весть.

     К полудню о начале войны знали все жители села. Они собрались на площади в центре села и с возмущением обсуждали страшную весть. Мужчины были немногословны, женщины плакали, молчали дети. К вечеру 22 июня в Козинку прибыли представители военкомата и объявили о мобилизации всех военнообязанных. Утром 23 июня 1941 года возле здания сельского Совета состоялся митинг, после которого более 100 мужчин ушли в г. Грайворон, в  военкомат. Оттуда они пешим строем выдвинулись на станцию Хотмыжск. Те, кто не был призван на фронт, получили задание по поставкам на фронт лошадей, фуража, продуктов питания. По воспоминаниям старожила села Грушко Максима Михайловича, ему дали задание – собрать всех лошадей, имеющихся в колхозе, и передать в военкомат к вечеру 23 июня. Это задание жителями села было выполнено.

     Часть собственности колхозов «Парижская Коммуна» и «Красная Заря» постарались эвакуировать в г. Старый Оскол. Председатель колхоза «Красная Заря» Капуста Тимофей Александрович ушёл на фронт одним из первых. Колхоз возглавил Головко Фёдор Евтеевич, работавший ранее председателем Козинского сельского Совета.  Несмотря на тревожные вести с фронта, колхозники продолжали трудиться на полях и фермах хозяйств.
1 сентября, как обычно начались занятия в школе. Учебная работа  велась по обычным программам. Директор школы Астрахов Виктор Александрович старался поддерживать спокойную обстановку в школе: убирали урожай со школьного участка, заготавливали дрова к отопительному сезону, помогали колхозникам. Вскоре директор школы был мобилизован на фронт, занятия в школе продолжали вести женщины-учителя. К началу октября учились только учащиеся начальных классов и пятиклассники.

     За период с июня по сентябрь 1941 года более 400 козинских мужчин призывного возраста ушли на фронт. Боевые действия всё ближе и ближе подходили к нашим местам.

     В октябре 1941 года по дороге, идущей со стороны Велико-Писаревки, появились отступающие советские части. Они шли по-над лесом, по полю и по основной дороге Ахтырка – Белгород. Многие бойцы были ранены. Двух советских бойцов прятали у себя жители хутора 1-Заречье. Уже во время оккупации эти два солдата умерли от ран и были похоронены в лесу. Имена солдат до сих пор неизвестны, как неизвестно и точное место их захоронения. 

     16 октября 1941 года в село вошли немцы. В здании сельского Совета разместилась немецкая управа. Нашлись люди, которые согласились сотрудничать с немцами. Всех колхозников заставили объединиться в общины наподобие колхозов. Под страхом расстрела Толдина Никанора Михайловича и Шматко Ивана заставили возглавить общины. Немцы забирали весь урожай, уводили коров, свиней для нужд немецкой армии.
     В ноябре 1941 года начались расправы над активистами села. В один из ноябрьских дней на балконе амбара, находящегося в центре села, устроили виселицу – готовились повесить председателя колхоза «Красная Заря» Головко Фёдора Евтеевича. Люди кричали, молились Богу и вдруг староста волости Лях Иван Степанович, бывший заслуженный шахтёр, ставший предателем, отдал приказ: «Не вешать!». За несколько минут смоляные волосы Головко Ф.Е. стали молочно – белыми. Он поседел.
     За время первой оккупации, которая длилась до 16 февраля 1943 года, из Козинки были угнаны в Германию около 30 человек. Но в середине марта 1943 года в результате подготовки немецкого контрнаступления, село вновь было оккупировано. В этот период немцы злобствовали с особым ожесточением: 26 девушек были отправлены в Германию на принудительные работы, многие дети стали инвалидами из-за того, что им немцы давали гранаты в виде игрушек, во время бомбежек десятки жителей были засыпаны землей в своих погребах.
     Оккупационный режим продержался до полного освобождения села 7 августа 1943 года.     

     В 1943-м — через несколько дней после освобождения — в Козинке, в здании средней школы, был развернут хирургический полевой передвижной госпиталь № 2329, приданный 6-й гвардейской армии. Пробыл он в селе почти два месяца — с 11 августа до 3 октября 1943 г. А первого октября 1943 года в Козинку прибыл еще один полевой госпиталь — № 4396. Из протокола заседания правления местного колхоза «Парижская коммуна»: «Слушали информацию начальника госпиталя о том, какая необходима помощь... Постановили: поручить членам правления и бригадирам повести массовую работу путем подворного обхода о снесении по бригадам в подарок раненым красноармейцам молока, овощей и посуды». А козинцы и без этого постановления с первых дней несли в госпиталь все, что имели, нередко оставляя без кружки молока даже малых детей. (Протокол хранится в Борисовском гос. районном архиве). В списке умерших от ран в госпиталях—124 человека. Их имена высечены на надгробных плитах. 308 жителей Козинки не вернулись с поля боя. Их имена увековечены на памятных стелах в центре села. Торжественное открытие памятника погибшим воинам состоялось 9 мая 1967г.

     Из документов этого же архива: Данные 1946 года — в Козинке 167 трудоспособных мужчин и 368 женщин-колхозниц. Данные 1947 года: местный колхоз «Парижская коммуна» собрал зерновых 11,23 центнера с гектара — рекордный урожай за все военные и послевоенные годы. Валовый сбор зерна составил 6648 центнеров, на трудодни было выделено 288 центнеров (по 1,287 кг на трудодень). Сахарной свеклы было собрано по 157 центнеров с гектара. В 1948 году в Козинке было 3 колхоза — 657 трудоспособных колхозников (217 мужчин и 440 женщин).

     Весной 1948 г. козинские колхозы смогли оказать помощь колхозам Щигровского района. В 1949 году началась радиофикация Козинки, колхоз «Парижская коммуна» выделил на это 8.400 рублей. 10 июня 1950 года на общем собрании колхозников Козинки было решено объединить местные сельхозартели, объединенное хозяйство получило название «Красная заря» — 613 дворов, 1754 человека (из них 216 трудоспособных мужчин и 491 женщина). Земельный фонд колхоза составил 3878 гектаров, в том числе 3.082 гектара пашни, 314 гектаров лугов и пастбищ.

     В конце 1950-х гг. в Козинке — колхоз имени XX съезда партии, один их лучших в районе. В 1958 году выручка от продажи его товарной продукции достигла 5,4 миллиона рублей, чистая прибыль — 1,8 миллиона. Прибыльные отрасли — молоко, сахарная свекла и зерновые, убыточная — производство мяса.

     В 1955 году в село пришло электричество. Первым электриком села был Галушко Николай Фёдорович. В мае 1955 года директор школы Долгарев Василий Павлович объявил учащимся 7-го класса о том, что они могут продолжить учёбу в 8-м классе — школа получила статус средней. Более 50 выпускников Козинской средней школы получили в июне 1958 года первые аттестаты о среднем образовании.

     В 1963 году по просьбе директора школы Долгарева Василия Павловича и инициативе председателя колхоза Чефранова Виктора Николаевича  было построено новое школьное здание с 8-ю классными комнатами и учительской. Школа перешла на односменный режим работы.

     В 1960 — 1970-е гг. в Козинке развивался свиноводческий комплекс, колхоз довел ежегодную продажу мяса государству до 30 тысяч центнеров свинины. В 1979 году колхоз выращивал 42 тысячи свиней, имел 143 трактора, 90 грузовых автомобилей, 42 зерновых комбайна, 119 тракторных прицепов, 31 свекловичный комбайн, 88 тракторных сеялок, 7 дождевальных машин. Но если в 1976 году местный колхоз продал 34 тысяч и центнеров свинины , то в 1977-м — лишь 30,8 тыс. ц ., а в отдельные последующие годы еще меньше.

     С осени 1968 года в местном хозяйстве появилась своя многотиражная газета «Колхозная новь» (печаталась в Грайворонской типографии). 

     В декабре 1971 года в Козинке открыли Дом культуры с библиотекой, построенный на средства колхоза.    

     В 1980 году в Козинке — отделение связи, магазин, баня, детсад, столовая (сезонная), библиотека с 14 тысячами книг.
Перепись 1970 года насчитала в Козинке 1323 жителя (541 мужчина и 782 женщины),
Всесоюзная перепись 1979 г. — 1146 жителей (472 мужчины и 674 женщины),
Всесоюзная перепись 1989 года — 1149 жителей (493 мужчины и 656 женщин).

     1 сентября 1986 года в селе Козинка был грандиозный праздник - торжественное открытие нового здания учебно-воспитательного комплекса, построенного по инициативе бывшего первого секретаря ОК КПСС Пономарёва Алексея Филипповича. В этом же году напротив здания Козинской СОШ были построены три трехэтажных жилых дома на 27 квартир каждый, с хозяйственными постройками, зоной отдыха, детскими площадками.

     В конце 2008 году у въезда в село Козинка был воздвигнут Поклонный крест.


В.Карпенский

(Материал собран и обобщен по материалам следующих сайтов:
Энциклопедия Белгородской области
Культурно-историческое наследие села
Тех боёв не смолкнет слава )